ТУМАННОСТЬ АНДРОМЕДЫ

Пожалуй, наибольшее число отзывов со стороны читателей выпало на долю романа «Туманность Андромеды». Этого и следовало ожидать, так как роман И. А. Ефремова явился, по сути, первой серьезной попыткой наших писателей заглянуть в далекое будущее — в эпоху коммунизма, во имя рождения которой человечество затратило столько усилий, выдержало тяжелую, еще не оконченную борьбу. Подавляющее большинство писем полно восторженных высказываний. Роман считают смелый и зорким взглядом в будущее, даже «чудесным откровением, вдохновляющим на труд, на познание вершин науки».

«Это талантливый роман... Я уверен, что будет именно так, как написано. Пусть мы этого не увидим, но наши правнуки это увидят», — В. Самолдин, г. Рига.

Читатель А. Мороз из Житомира прислал даже небольшую поэму, сочиненную в честь романа: «Новый роман И. Ефремова является самым талантливым и поэтическим произведением во всей советской научно-фантастической литературе.

И смело на звезды взглянул Человек, 
Пути намечая за сферой земною... 
Мечта эта ширилась день ото дня, 
Сверкала задорно в глазах поколений. 
И чертит ракету Кибальчич, склонясь, 
И страстно звучит Циолковского гений. 
Пора! На пространства вселенной пора! 
К Луне, и планетам, и звездам лучистым!..»

Очень многим читателям понравилась необычайность сюжета, удивительные приключения на планете «железной звезды», справедливый и мудрый общественный строй на Земле. Немало читателей заметило и самое ценное в романе — его философскую сущность, широкий социологический и научный прогноз.

«...У нас много так называемых научно-фантастических рассказов, — пишет Арчибальд Г. Котс, Англия, Сандерстед, — но большинство из них по большей части выдумка с очень малой примесью реальной науки. Этим они отличаются от ваших рассказов, которые имеют строгий научный базис».

И. Ефремов постарался показать, что неутомимый человеческий разум в своем устремлении вперед способен решать проблемы необычайной трудности, вплоть до опыта Мвен Маса и Рен Боза, пусть неудачного, но говорящего о возможности полной власти над пространством.

И. Ефремов взял на себя тяжелую задачу — рассказать языком XX века о том. что произойдет через тысячелетня, когда наука, техника и культура будут неизмеримо выше, чем сейчас, когда язык будет настолько же богаче и сложней, насколько богаче язык сейчас по сравнению с древним периодом. Поэтому неудивительно, что в романе иногда встречаются научные определения, трудно понимаемые читателем. Но вспомним, что года три назад (а не тысячелетия!) многие так же трудно воспринимали основные определения кибернетики, электроники, генетики и других новейших наук.

«Ощущение от вещи в целом такое, что она находится на много более гуманном уровне, чем какая-либо из западных научно-фантастических, которые я читал до сих пор, — пишет Э. Вудлей, Англия, Слоу. — Это зависит от вашего иного взгляда на будущее... Трудность чтения зависит от того, что люди будущего будут более высокоразитыми, чем мы, ныне живущие... Я предпочитаю ваш тип писания цинизму многих английсиих и американских научно-фантастических писателей», — заканчивает он свое письмо.

Среди множества отзывов было несколько и резко отрицательных. В них читатели доказывали, что роман И. Ефремова — ненужная беспочвенная фантастика, другие, к сожалению, увидели в романе только танцы красивых девушек. «...изображать голых женщин — это не способ поймать женскую красоту. Хотя бы в трусики и бюстгальтеры их одели», — возмущается Е. Вознесенский из г. Старый Оскол.

Не менее строгие критики называли в свое время беспочвенной и ненужной фантастикой статьи и рассказы об овладении космосом. Мы теперь уже знаем, как стремительный ход жизни внес реальную поправку в подобные категорические суждения.

 

Источник:

Техника-молодежи. 1957. № 11. С. 25.